Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Итак здравствуйте дорогие друзья , продолжаю серию интересных рассказов о поисковых приключениях в урочище Пустыня. Впечатлившись первым знакомством с этим опорником стал гуглить просторы нашего интернета и собирать все интересную информацию об этом острове , где немцы образцово держались в окружении и не дрогнули.
Мне попалась очень интересная глава из книги ,, Война в белом аду'' – воспоминания парашютистов из элиты Luftvaffe. Не буду цитировать Жака Мобира. Лучше прочитайте сами и проникнитесь всей суровостью тех будней войны, написано правдиво и жизненно.


Пустыня
Германские парашютисты настолько разбиты на небольшие части по всему Восточному фронту, что неудивительно обнаружить кого-то из них в Демянском котле юго-восточнее озера Ильмень.
20 января 1942 г. все коммуникации прерваны между 100 тысячами солдат 2-го и 10-го армейских корпусов и силами группы армий «Север». 8 февраля пять дивизий вермахта (12, 30, 32, 123-я и 290-я) и дивизия войск СС «Мертвая голова» будут полностью окружены на севере России.
Снабжение возможно только по воздуху. Приказ — не отступать и немедленными контратаками отвоевывать обратно все позиции, занятые неприятелем.
В котле оказывается и небольшая группа парашютистов. Она входит в 6-й пехотный полк 30-й пехотной дивизии вермахта. Парашютисты приписаны к 12-й пулеметно-минометной роте 3-го батальона, которым командует обер-лейтенант Плеш.
Парашютисты стоят в деревне Пустыне. Три Десятка домов под соломенной крышей и несколько сараев приютились у подножия небольшого холма, на котором возвышается скромная Церквушка, после революции безбожников преврашенная в склад. Это последняя деревня перед большой заболоченной местностью. Само селение стоит на довольно широкой опушке. А вокруг угрожающей стеной стоят высокие мрачные деревья.
Теперь эта прежде спокойная деревенька стала одним из основных опорных пунктов на северо-востоке Демянского котла, там, где сражаются пехотинцы 30-й дивизии и их товарищи из боевой группы «Зимон» дивизии С С «Мертвая голова».
21 февраля, через две недели после окончательного окружения, термометр показывает-40°. В Пустыне немцы заняли позицию в нескольких километрах на запад от железнодорожной насыпи и готовятся отразить атаку русских с этой стороны.
Линия фронта между противниками еще не четко определена.
Советские и немецкие патрули совершают вылазки в огромные просторы заснеженных лесов и небольших покрытых льдом озер. Несколько солдат вермахта производят разведку на высоте 81,7 и обнаруживают телефонный провод.
— Это не наш, — замечает командир.
— А если подключиться?
— Прекрасная мысль.
Связистам удается подключить полевой телефон к линии русских. Переводчик садится на прослушивание. Начинается долгое ожидание.
На рассвете 3 марта разговор становится интересным.
— Мы можем взять Пустыню? — спрашивают на проводе.
— Без проблем, товарищ командир.
— Батальоны установили между собой связь. Вы наступаете в 14 часов 45 минут.
— Хорошо. Все готово.
Информация тотчас передается командованию в этом секторе. По крайней мере, все предупреждены. Хотя противостоять русским будет трудно. У окруженных немцев нехватка во всем: в людях, оружии, продовольствии, боеприпасах, зимней одежде.
Обер-лейтенант Плеш говорит своим парашютистам:
— Сейчас будет атака. Надо во что бы то ни стало удержать наши позиции.
Атака Красной Армии начинается 3 марта 1942 г. в точно назначенное время. Русские наступают широким фронтом. Пехоту поддерживают танки. Но снег настолько глубок, что приходится лопатами проделывать коридоры в огромном белом слое, покрывающем все вокруг. Машины тяжело ползут по метровой толще снега.
Немцы подпускают противника, потом открывают огонь из всех видов оружия. Несколько противотанковых ружей сдерживают продвижение танков. Пехота, встреченная пулеметным огнем, отступает.
Вступает артиллерия, и первые снаряды падают на Пустыню. Русские пушки систематически разрушают дом за домом, лишая немцев укрытий.
Бомбардировка заканчивается, и русские снова наступают. Их отбрасывают, но они снова поднимаются в атаку. Таких ожесточенных стычек насчитывается за день до полдюжины. Красная Армия оставляет на поле боя много пехотинцев и подбитых танков, но бросает в бой все новые и новые силы, как будто ее человеческие и материальные резервы неисчерпаемы. В свою первую военную зиму на Восточном фронте немцы начинают понимать, что наступление противника идет по всему континенту.
Русские появляются с опушки леса на севере поляны, на которой расположена деревня Пустыня. От нее теперь остались только дымящиеся руины.
Под покровом ночи они хотят проникнуть к немецким позициям, и их разведчики оказываются в нескольких метрах от совершенно продрогших часовых.
— Алярм! Алярм!
Раздаются выстрелы, затем короткие пулеметные очереди. Вступают минометы. Сигнальная ракета взлетает в темное небо, затем медленно опускается на маленьком парашюте.
Взятые врасплох русские бросаются на землю в своих длинных белых маскхалатах, пытаясь слиться со снегом, который покрывает все вокруг. Их обнаружили, и они должны отступить, бросив своих убитых и даже раненых. На несколько часов возвращается ночная тишина.
Парашютисты, защищающие Пустыню, наспех возвели возле разрушенной деревни заграждения и укрылись за ними. Их кое-как защищают тонкие брустверы, за которыми они неподвижно стоят долгими часами, не ослабляя наблюдения, на ужасном холоде, проникающем до мозга костей. Весь снег вокруг них черен от взрывов.
С каждым днем все больше обмороженных. Все спят мало и от этого очень страдают. Снабжение очень плохое. К счастью, дивизии сухопутной армии на конной тяге, и есть тысячи лошадей, которых можно забить и накормить усталых и голодных солдат.
Боевые группы, взводы, роты, батальоны 6-го пехотного полка, как и все те, кто окружены в Демянске, сокращаются сначала наполовину, потом от них остается треть состава. Вскоре будет только четверть от числа солдат, предусмотренного защищать огромный фронт, где сопротивление сосредоточено только в отдельных опорных пунктах.
Ближайший от Пустыни опорный пункт находится в Запрудном, километрах в шести на восток.
Раненых и даже убитых можно еще эвакуировать через него в направлении от центра котла и от города Демянска. Боеприпасы и продовольствие движутся в обратном направлении.
Но вскоре прерывается всякая связь. Отряды Красной Армии беспрерывно появляются на заснеженных дорогах, извивающихся под покровом леса между замерзшими прудами. Ветер раскачивает вершины елей и берез, которые принимают фантастические размеры в сознании немецких солдат. Кажется, они выражают всю агрессивную враждебность этого региона Северной России, закрывшегося перед завоевателями.
На небольшом холме на отметке 81,7 переводчик продолжает слушать. Но русские не особенно болтливы. Наконец ночью 14 марта он перехватывает разговор:
— Пехота остановлена, и танки не могут двигаться дальше по дороге, которая спускается прямо на юг от Замошки до Запрудного. Фашистская артиллерия обстреливает весь этот участок.
— Остается только одно, — отвечает голос, явно принадлежащий важному советскому военачальнику. — Атакуйте Пустыню сразу с двух сторон. Завтра же утром.
Связисты передают эти сведения на командный пункт 6-го пехотного полка в Самошке. Штаб хочет предупредить аванпост Пустыни о русской атаке. Но телефонная связь прервана. Нельзя послать людей починить линию, так как во всем районе идут бои. Русские отряды нападают на дороге между Замошкой на севере и Запрудным на юге.
На западе Пустыня отрезана от немецкой обороны. Вскоре окажется, что деревня полностью окружена.
Такие драмы происходят часто. По внешнему кругу большого Демянского окружения возникают небольшие котлы, обреченные чаще всего на скорое уничтожение.
Теперь защитники разрушенной деревни окружены внутри окружения! А в это время полумертвый от усталости и замерзший переводчик продолжает перехватывать телефонные разговоры противника. Он получает тревожную информацию.
— Что у нас там с Пустыней? — спрашивает тот, кто кажется большим военачальником в этом секторе.
— Положение хорошее. Наши тиски сжимаются вокруг фашистов. Хотя их артиллерия продолжает нас жестоко обстреливать.
— И как себя ведут эти знаменитые арийцы?
— В мужестве им не откажешь, они все еще держатся.
— Мы с ними справимся. Завтра атакуем еще раз. Проведем сначала 30-минутную артподготовку. Надо уже кончать с этой Пустыней.
Вечером 16 марта, несмотря на ожесточенные бои, развалины деревни все еще в руках немцев.
Все атаки русской пехоты проваливаются. Тогда Красная Армия пускает в ход артиллерию и даже авиацию. Снаряды и бомбы падают на позиции парашютистов. Они живут, как кроты, в укрытиях, с трудом вырытых в совершенно промерзшей земле. Взрывы следуют один за другим, поднимая огромные снежные тучи. Поляна испещрена кратерами, на ней обнажилась темная земля. Холод не спадает.
Парашютисты и их товарищи из 12-й роты 6-го пехотного полка держат пространство не больше 500 квадратных метров. Снаряды и бомбы продолжают вспахивать землю. За одну эту ужасную ночь конца зимы с лютыми морозами защитники Пустыни насчитают не менее 400 ударов из пушек всех калибров и тяжелых минометов.
С первыми проблесками дня русские усиливают артиллерийский огонь. На этот раз они пускают в действие «сталинские органы», и ужасающие ракеты летят залпами в небо, прежде чем обрушиться на переворошенную Пустыню.
У парашютистов и их товарищей нет другого выхода, как зарываться все глубже и глубже. Но земля сопротивляется, она тверда, как бетон.
К счастью, в одну из последних наполовину уцелевших и кое-как еще держащихся избушек попал снаряд. Остатки крыши, балки и бревна горят, и от пожара земля оттаивает. Можно будет вырыть укрытия, чтобы спрятаться от осколков снарядов. Такие укрытия предназначены прежде всего для раненых. Все остальные парашютисты живут в окопах, прижавшись друг к другу.
Иногда совершенно замерзшие пулеметчики пробираются в санчасть, пытаясь хоть как-то согреться. Но быстро уходят, так как трудно вынести ужасающий запах пота и гноя. Кишащие всюду вши также устремляются к теплу, заползая во все складки одежды, превратившейся в лохмотья. Солдаты чешутся, ругаются, истощают силы в бесконечной борьбе с насекомыми, становящимися все более и более агрессивными. Бинты раненых, пропитанные свежей кровью, превращаются в настоящие гнезда для десятков и сотен вшей, набрасывающихся на эту добычу.
Парашютисты пьют растопленный снег. Костры из промерзшего дерева сильно дымят и привлекают внимание русских наблюдателей.
Иногда топорами вырубают куски из трупов мертвых лошадей, валяющихся повсюду, и пытаются сварить эту тухлятину. Самые расторопные нашли в подвале мерзлую картошку — это будет гарнир.
После таких пиршеств защитники Пустыни закуривают трубки. Уже давно нет табака, но еще остался чай, и его курят, пуская голубоватый дым.
Может быть, самое тяжелое для парашютистов и их товарищей из 12-й роты Плеша — это ощущение одиночества. Суровой зимой за сотни и сотни километров от дома они находятся в окружении уже месяцы и чувствуют себя покинутыми, одинокими часовыми на посту, затерянном в снегах среди огромного леса на севере России.
Самым ужасным был внезапный обрыв радиосвязи, когда замерзли аккумуляторы.
— Может быть, полк нас уже просто списал с баланса? — спрашивает Плеш своего помощника. — Однако мы еще сопротивляемся.
— Странная история, господин обер-лейтенант! Мы думали, что продержимся только несколько дней, а отражаем атаки русских вот уже несколько недель.
— Нельзя терять мужества. Со дня на день Демянский котел будет освобожден и мы вместе с ним.
С начала окружения Плеш был уже дважды ранен. Ему сделали перевязку на месте, и он продолжил службу как ни в чем не бывало. Он переходит от одного поста к другому, подбадривает тех, в ком усталость и безнадежность начинают притуплять все рефлексы.
Переводчик продолжает прослушивать разговоры между советским командиром и частями, которым поручено взять Пустыню. Узнает полезные вещи:
Мои люди не осмеливаются дойти до сараев на краю деревни.
Пристрелите нескольких, остальные осмелеют!
Примерно через два часа после этого разговора, явно показывающего настрой офицеров Красной Армии, русским пехотинцам удается дойти до укреплений. Они атакуют холм с церковью, самую сильную точку в деревне. Эту позицию защищают только семеро немцев.
Советские солдаты подходят на расстояние, когда уже можно идти на приступ и бросают в противника много ручных гранат, связанных вместе.
Раздается ужасный взрыв, и начальник опорного пункта и один парашютист убиты. Оставшиеся пятеро, совершенно оглушенные взрывом, взяты в плен.
Один из русских солдат получает приказ отвести их в тыл, тогда как его товарищи осматривают укрытия, построенные на холме вокруг маленькой церкви.
И немецкий наблюдатель, который находится на своем посту на соседней позиции, замечает шестерых солдат, идущих по снегу. Оружие только у одного. А остальные — это взятые в плен» парашютисты. У наблюдателя винтовка с оптическим прицелом. Он ее берет, тщательно прицеливается, задерживает дыхание и стреляет. Пуля попадает точно, и русский солдат падает в снег.
Никто больше не охраняет парашютистов! Они тотчас находят себе укрытия в воронках от снарядов, оставивших широкие черные кратеры в снегу. Один из парашютистов ползет обратно. Он направляется к тому укрытию, куда вошли русские солдаты после своей победы. Прямо у входа, у сугроба, они оставили три винтовки. Парашютист забирает их, делает знак своим товарищам, и те в свою очередь спускаются по склону холма. Они берут винтовки противника и нападают на русских в укрытии. Те сразу же выведены из строя, и немцы опять занимают холм и церковь.
Переводчик, все еще подключенный к русской линии, слышит такой разговор:
— Двумя ротами я занял первые дома на холме, — докладывает один из командиров атаки своему начальнику.
— Очень хорошо.
— Но нас опять выбили с холма. Фашисты контратаковали, товарищ командир.
Этот небольшой успех мало что меняет в ужасном положении, в котором находятся немцы, окруженные под Демянском. У них нет продовольствия, почти кончились боеприпасы. 6-й пехотный полк, к которому они относятся, не смог установить связь с 12-й ротой. Вероятнее всего, эту часть сочли погибшей.
В момент, когда все уже отчаялись, в небе, пользуясь летной погодой, появляются два «Юнкерса-52». Они сбрасывают контейнеры, и те падают, что не всегда удается, внутрь периметра обороны, которую держат окруженные в Пустыне. Парашютисты нетерпеливо открывают контейнеры. Там пулеметы, боеприпасы, рации, перевязочный материал, продовольствие и даже сигареты.
Обер-лейтенант Плеш может наконец связаться со своим 6-м пехотным полком. Первое же полученное сообщение его только радует:
«Предусматриваем прорыв, чтобы вас освободить. Обер-лейтенант Плеш награжден Рыцарским крестом Железного креста».
Через несколько часов «Юнкерсы-52» снова пролетают над Пустыней. Они сбрасывают бомбы и стреляют из бортовых пулеметов по скоплению советских войск, тем самым пресекая новую атаку на деревню.
Когда они исчезают на западе, боевой дух парашютистов и их товарищей уже на высоте. Они знают, что их не забыли и высшему командованию передали, что немецкие солдаты еще сражаются по северному краю огромного Демянского котла.
Они наконец-то наелись и пополнили свои запасы. Они чувствуют себя способными отражать новые атаки.
В последний раз переводчику удается перехватить разговор между командующим сектором и командирами частей, которые должны захватить деревню у подножия холма. Этот обмен посланиями состоялся днем 27 марта:
— Что там у вас с Пустыней?
— Как только фашистские бомбардировщики нас замечают, товарищ командир, они сбрасывают свои проклятые бомбы.
— Я вас спрашиваю, как у вас с атакой?
— Мы находимся на западном краю леса. Наши танки опять застряли и…
Офицер штаба Красной Армии разозлен:
— Совершенно невозможно, что вы не можете взять деревню, которую защищают шесть десятков так называемых арийцев!
— Но, товарищ командир…
— Никаких «но». Атакуйте всеми силами. Абсолютно всеми. Никаких отстающих. Это мое последнее слово. Я требую, вы слышите, я требую, чтобы вы покончили с Пустыней!
29 марта 1942 г. бомбы «Юнкерсов-52» падают на русских солдат, бросающихся в атаку от опушки леса. Если обер-лейтенант Плеш считает правильно, то это третья атака, которую он отражает со своими людьми с тех пор, как они удерживают деревню.
Немецким частям, пришедшим из Замошки и Запрудного удается прорвать русские линии и установить связь с окруженными в Пустыне.
— Следующей ночью вас сменят, — объявляет Плешу командир пришедшего отряда.
Днем погода хмурая, а ночь обещает быть холодной, но ясной, луна освещает весь заснеженный пейзаж. Парашютисты и их товарищи из 12-й роты 6-го пехотного полка уходят лесом. Несколько снарядов приветствуют их уход.
Оставшиеся в живых после Пустыни идут на более спокойную позицию, но все же их не отправляют отдохнуть, как они надеялись. Они истощены физически, особенно пострадала их нервная система, они не могут забыть кошмар, который пережили в окружении.
Пустыня исчезает за ними в ночи. От нее остались только несколько шатких стен и обуглившиеся балки. Теперь это большая мертвая поляна, которую пересекает маленькая речушка, и со всех сторон окружают густые леса, в которых русские продолжают группироваться для новых атак.
22 апреля 1942 г., на семьдесят третий день окружения, немцам удается пробить широкую брешь в русских тисках. Они направляются к своим частям, окруженным на реке Ловать к западу от Демянска.
Устанавливается новый фронт. 30-я пехотная дивизия все еще держит позиции на севере бывшего котла, который теперь снабжается по широкому коридору из Старой Руссы.
Развалины деревни Пустыни остаются одним из передовых постов нового фронта, который продержится еще год в этой монотонной и убийственной позиционной войне.
Обер-лейтенант Плеш с сожалением наблюдает, как уходят оставшиеся в живых парашютисты, которыми укрепили 12-ю роту 6-го пехотного полка. Солдаты войск СС из дивизии «Мертвая голова» тоже покидают этот сектор. Как и для парашютистов, их первая зимняя компания закончилась.

Не буду особо комментировать прочитанное, но скажу одно: в отличии от наших условных донесений , написано четко и правдиво, события тех ужасных будней воины хорошо сплетены как по местности, так и по времени боевых действий. Нет растяжки на многие км. фронта и общих фраз ! Есть только Пустыня - маленький клочок земли , утопающий в окружении болот, на котором и происходят основные события, описанные в этой главе. Конечно меня вдохновило прочитанное и я зарядился дополнительной внутренней энергией для следующего выезда. Но природа сильней и берет свое , когда захочет. Зеленку быстро накрыло снежным одеялом и планы на Пустыню плавно перешли на апрель следующей весны. Поэтому предстояло обмозговать за время зимы все накопившиеся мысли в голове. Вопросов и загадок много. Первый момент , который меня беспокоил - это погибшие солдаты. Местные копари мне сказали, что там уже все выбито и делать нечего. Мол, кневицкие следопыты еще с давних пор заезжали со стороны Запрудно по немецкой узкоколейке и ходили с лопатами на оборону в Пустыню , как на работу. Конечно, мы увидели поднятые дыбом немецкие позиции, которые уже со временем затянулись и заросли по новой! Но это деревенский коп трофеев местных обывателей на немецких траншеях и не более. Солдат в то время никто не трогал. Слыхал я истории от местных сторожил, что раньше они выходив в лес по грибы проходили мимо замеченные останков наших солдат и попросту игнорировали. Солдат было много, отрядов очень мало, поэтому и занимались только собирательством оружия. Где погибшие войны 202 СД??? Значит солдаты по любому лежат на подступах в секторах огня немецких пулеметов и минометов. Так же волновал следующий факт: в ноябре 1942 года наши передовые части, после ошеломляющей арт. подготовки, практически без боя въехали по дороге в Пустыню и заняли ее. Остатки героического полка Плеша встречали с поднятыми руками. Не ужели командование дивизии не побеспокоилось о дальнейшей судьбе погибших воинов за этот опорный пункт! Возможно они организовали братские могилы, собрали убитых и временно похоронили, отметив о месте на схеме в командирском планшете. А в послевоенное время здесь уже побывали поисковики и перенесли эти захоронения на мемориалы в ближайшие жилые деревни. Тем более , три Памятных креста " Инжстрой" свидетельствуют о прибывании здесь поисковиков. Все это предстояло проверить , как в теории, так и на практике!
Следующий вопрос , который меня беспокоил - это организация и подготовка атаки. Помню большими буквами на входе в спорт школу было написано "ВЕЗЕТ ПОДГОТОВЛЕННЫМ!" И эта простая истина ,которая работает во многих аспектах по жизни. Так же и здесь в поиске - нужно было просчитать каждый шаг на перед. В голове выстроилась логическая цепь. Чтобы раскрыть Пустыню нужно как можно больше времени провести там. Это нужно жить там минимум 5-7 дней , выход одного дня ничего толком не покажет. Чтобы жить там , нужно как то десантироваться туда со всеми манатками и необходимым провиантом. Дорог нет . Доставки не будет( А этого без малого 7 км до места(половина пути по болоту) походным маршем по старинке. Не каждый загорится от такой идеи. Благо я никогда не сомневался в своих кировских братьях по поиску, они всегда вселяли долю позитива даже в самых отчаянных и мрачных ситуациях. Поэтому никто не говорил , что будет легко, продолжаем готовится!
Как бы оно не было , но приближением весны ,тяга вернуться в Пустыню нарастала с каждым днем! Это чувство знакомо каждому поисковику . Кто в теме, тот поймет меня) Зима пролетела незаметно и вот в преддверие весеннего поиска, я звоню командиру и прошу предоставить возможность вырваться в период вахты в Пустыню . Сначала собираемся в лагере под Новым Рамушево, а там уже решим по обстановке: ответил Алексей Кутергин. Не успел оглянуться, а мы уже на берегу Ловати разбиваем палатки и готовимся к поиску. Скажу сразу - выдвинуться в Пустыню нам не удалось . Этому способствовали как внутренние, так и внешние противоречия. Не скажу , что вахта не удалась, просто я задался целью рассказать о Пустыне, поэтому сконцентрируемся на ней! О приключениях на болоте Сучан , напишу позже)
И вот пришла осень . Спокойная размеренная пора начала дарить больше свободного времени и мы наконец то вырвались в Пустыню. В этот раз пошли троем, отец согласился с нами прогуляться и составил нам компанию. В сегодняшний день, урочище не хотело нас встречать теплыми лучами солнца. Как только форсировали болото и вступили на твердый грунт острова , нас накрыла суровая туча и полил приличный дождь. Клеянные костюмы со Сплава справлялись с влагой , но вести поиск в таких условиях было тяжеловато и неудобно( Спрятались под елкой и решили переждать. Появился небольшой просвет на мрачном небе, дождь снизил свою силу и мы уже на поляне преступили к поиску солдат. Гранаты патроны, лопатки и бесконечные осколки. Прибор не умолкал. Вдруг попался фрагмент каски, копнул глубже - останки черепа! Снял рюкзак и преступил к тщательному перебору. Боец был не полным: одна рука, осколки черепа, челюсть , пару ребер и несколько позвонков. Из вещей: противогаз , лопатка, ргд, патроны россыпью к ппш, кружка и несколько монет. Обкопал прилегающую местность - больше ничего нет! По солдату угодил кейс послевоенной запашки . Прямо по нему проходил маленький ровок , украшенный хилыми елочками, уходящий в сторону небольшой речушке Деденьки . Стало понятно - миллиарация доставит нам еще хлопот. Так и не нашел ноги с этого солдата. На другом краю поляны напарник столкнулся с похожей ситуацией. На звонил пару минометных переносок, начал снимать дерн и наткнулся на мелкие фрагменты костей скелета. Так же пошарил рядом и ничего. Земля Пустыни на отказ не хотела показывать нам ту войну , что в ней спрятана. Дождь опять усилился и боевой настрой начал растворяться. Решили сходить на ту сторону и там еще пробежаться. Поиски ничего особо не дали. Справа от высотки запомнился " ванюша" , который воткнулся в землю и не взорвался. Проходил мимо пня и металлодектор поймал сильный сигнал. Сначала подумал: все намок бедолага окончательно( Сквозь листву на пне просматривался металл. Убрал - оказалась хвостовая часть с лопастями уходящая в плотный грунт. Вот от чего такие здоровые воронки, напоминающие лунные кратеры. Да, немцам здесь досталось по полному разряду. Не зря сам Жуков приезжал в штаб 202 СД и отдал приказ стереть опорный пункт Пустыня, с лица земли!
Ну а мы почапали на выход. Мокрые и уставшие пошли по обратному маршруту в деревню Пожалеево. Сегодня нам не поперло: погода своим дождем связала наши действия и мы не добились того , что хотели.
Прошло две недели и мы снова в Пустыне. Только теперь мы втроем выбрались на несколько дней поиска. Приехал с Кирова Дима, собрались, затарились продуктами и в путь - на встречу к своей цели.

Разбили небольшой лагерь, натянули тент, поставили палатку, развели костер , ну и как полагается за душевным разговором встретили ночь. Утро начали с проверки поляны , где нам уже удалось найти солдат ранее. Чем хороша весна в отличии от осени? Все хорошо видно, чистенько и опрятно, но много воды после зимы. Осенью же все заросше после лета. Трава с кустарником плотно сплетается и закрывает видимость, а также осложняет работу с прибором. Нужно видеть все: стрелковые ячейки, маленькие воронки и многочисленные провалы. А тут еще и запашка осложняла поиск. Несмотря на это мне удалось найти рядом еще одного верхового солдата.

Целый день провозились на этой полянке, но больше зацепиться нам не удалось. Это место в последующем будет именовано , как "картофельное поле". Почему ? Узнаете потом. Медальона у солдата не было: ботинки, каска, ржавая трехлинейка, ремень и ложка. Время летит не заметно, осенью дни уже короткие. А в лагере тебя никто не ждет: нет ни костра , ни вкусного борща ! Все только на тебе. Поэтому первый день поиска подошел к концу и мы начали подтягиваться к нашему скромному лагерю. Вечером у костра за ужином было решено , что завтра отправимся на высотку,на ту сторону речки. Утро, подъем, завтрак , сборы, форсируем речку по бобровой запруде , 250 метров по дороге и мы на мощной , крутой высоте с огромными елями. На самом высоком месте была церковь, об этом свидетельствуют крупные камни, торчащие из земли. Здесь , по словам местных копарей были когда то могилы немецких десантников , погибших в Пустыне. Место красивое и по сей день. Кто был там , с удовольствием любовался пейзажем живописной местности. Вообще , исходя из опыта своей многолетней поисковой деятельности хочется сказать: расчетливые немцы всегда занимали стратегически важные места на местности и умело использовали все наиболее выгодные условия окружающей природы. И этот фактор играл большую роль в ходе боевых действий. Только наши командира разводили руками и не понимали ,как можно не взять эту пустыню в составе целой дивизии против полка запасников Плеша. Господство на местности! И это суровая правда друзья. По гребню высоты шла основная траншея. Один командный блиндаж по центру. И тот был выставлен давненько , о чем свидетельствовали вывернутые бревна на бруствере и куча мелкого военного железа. Наверно это тот самый блиндаж, который описывает Жан Мобир в своей книге. Именно здесь удалось одинокому снайперу освободить своих пленных десантников.

С северо-восточной стороны раскинулось непроходимое болото. Резкий спуск с возвышенности сразу переходил в топь. Редкое явление , но оно там присутствовало. Если вас подстрелили бы на верху горки у немецкого окопа и потом пнули вниз, то вы кубарем покатились в болото и сгинули бы в черном омуте. Да , настолько крутой склон. Вспомнив наши донесения о том что Пустыня была окружена и именно с болота, с наступлением мороза , наши контратаковали по замерзшему мху, мы спустились вниз и пошли по самой кромке . Серега заметил заросшую ячейку в кустах и начал забуриваться в нее. Прибор наградил его старания сигналом крупного черного железа. Углубился, фильтр от советского противогаза. Взял щуп и начал тщательно прощупывать одиночный окоп . Раздался глухой стук!!! Его никогда не спутает поисковик не с железом, ни с камнем и не пропустит мимо своего сознания! Мы переглянулись друг на друга: оно , копай!!! Солдат лежал в стрелковой ячейке целиком и по боевому, не было только винтовки. Присутствие рядом болота сказалось на сохране останков. На поляне песчаный грунт пагубно влиял оставшиеся кости, здесь все сохранилось четко.

Сергей достал ножик и преступил к кропотливому перебору. А мы с Димой пошли дальше прогуляться вдоль болота на юг. Низина вся простреляна воронками разного калибра. На краю одной из них лежал десантный транспортный кейс белыми надписями(о нем более подробно расскажу позже)

Прошли метров 200 и уперлись в немецкую круговую оборону. Она представляла собой метров 40 в диаметре кольцо, плотно соединенное между собой окопами, стрелковыми ячейками и пулеметными гнездами.По середине был блиндаж с выходом в основную траншею и большая воронка. Вы не поверите, живого места на ней было . Весь оборонительный укрепительный узел был под чистую выкопан и восстановлен до дна, как на реконструкции. Все добро лежало на бруствере: два ящика патронов, ящик с яйцами, пачки осветительных патронов, пустые МГ-эшные и минометные переноски, ломанные приклады и пятаки от К98, а также куча боевого верхового хлама. Давно я не видел такой жирной экспозиции. Можно было только представить, какие трофеи здесь подняли ребята ! Временный лагерь вольных копателей был неподалеку. Лапник из под палатки лежал рядом с кострищем. Копали совсем недавно - летом, об этом говорили разбросанные, использованные средства от комаров. Набрали две переноски трофеев, дабы не скучать вечером у костра и пошли обратно на высотку к Сереге.

Он закончил перебор и докопал одиночный окоп. Солдат весь, но медальона не было. К сожалению ,не суждено было этому солдату взобраться на эту горку и он склонил свою голову у ее подножия. Забрали останки и пошли в лагерь. Третий день начали с проверки подступов к этой круговой обороне. На нейтралке с восточной стороны попадалось много всякой мелочи , но солдат не было. Прогулялись и вскоре все трое подтянулись на выбитые позиции. Воронка высохла. Может сброс погибших в ней ?! Спускаясь ко дну ямы , заметил странную белую палку. Присмотрелся - это верховая кость. Начали спешно шурфить воронку, но кроме гнилых сучьев и павшей листвы , нам ничего не попалось. Затем переместились на копанный блиндаж. Дима в отвале заметил фрагмент таза. Жилой " блин" был глубоким, часть песка была выкопана на бруствер, а вторая часть грунта была перевернута в самом укреплении. Все вперемежку. Обычный " черный раскоп" - сказал Дима и замолчал. Здесь я добавлю объяснение от себя. Многие мне пишут на ютубе: мол нет такого понятия - черный копатель, насмотрелись вы телека и уши вам СМИ прокапало. Так вот что я скажу по этому поводу : нет ни черных , ни красных, ни белых - есть общее понятие поисковики и они уже делятся между собой по мере своей собственной нравственной воспитанности . У кого с " маслом"в голове в порядке тот в любой ситуации покажет профессиональный подход. Другая сторона этого дела - это недалекий коп обладателей пустых голов с наивными намерениями . Так вот, понятие "черный раскоп" существует давненько и имеет смысл по сей день. Не я это придумал. Суть заключается в следующем .Копать вперемешку с землей останки людей , перерубать кости штыковой лопатой и разбрасывать их на месте раскопа , не обращая на это внимания это бесчеловечно. Сволочи одним словом и прощения вам нет. Кость с воронки оказалась ногой выкопанной из блиндажа и попросту выкинутой оттуда. Пришлось осуществить перебор бруствера и потом до дна вычистить блиндаж, чтобы не пропустить останки бойца. Пока еще не понятно советского или вермахта. Оказался нашим, но костей после такого раскопа мы недосчитались изрядно.

Обычные ботинки , несколько ргд, саперная лопатка и русские пуговицы помогли нам определить принадлежность. В этот день больше зацепиться не удалось. Вышли на связь с отцом и договорились , что вечером мы выходим из Пустыни и можно подъезжать за нами. Итог выезда 3 безымянных солдата. Не густо , но и не пусто. Пришла тоскливая пора собирать вещи и сворачивать лагерь. Мы покидаем урочище Пустыня. Это чувство сравнимо с прощанием лучшего друга на перроне ! Но мыто знаем , что встреча не за горами и самое интересное еще впереди!!!

вступайте в нашу группу поискового отряда Фронт и с интересом следите за развитием событий о поиске солдат. https://vk.com/poisk_soldat_front
а также подписывайтесь на наш канал и смотрите видео сюжеты с наших приключений https://www.youtube.com/channel/UCWaCsTyaRcB-19lkthVkc1g



Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками

Винтовка из бумаги стреляет своими руками